The Channel

Канал

 

March 9, 2012

9 марта, 2012

 

В течение последних 7 месяцев я живу в Чикаго. Я переехал сюда из Нью-Йорка в связи с работой. Я помогаю строить танго сообщество в Чикаго. Пока все идет очень хорошо. Людям нравится, и те, кто приходит в первый раз, получают огромное удовольствие от изучения аргентинского танго.

 

Из тех, кто приходит на свой первый урок танго, 90% имеют неправильное представление об этом танце. В их представлении танго это танец, который они видели в программе «Танцы со звездами». Они думают, что они будут учиться тому, что они видели на экранах телевизоров. Они хотят танцевать именно так.

 

Также, большинство начинающих не знают, насколько малы их способности владеть своим телом, поддерживать баланс, чувствовать музыку… Их уверенность в себе при этом просто поражает. И это замечательно. Жаль, что у меня нет такой уверенности по отношению к баскетболу, но те, кто меня видел, поймут, почему я не могу играть в баскетбол. Я короче февраля. (“short” по-английски значит как «низкий», так и «короткий»)

 

90% приходящих на базовый курс представляют танго, как танец, в котором женщина в колготках в сеточку и туфлях на высоком каблуке, да еще и с розой в зубах, медленно шагает к скучающему мужчине в смокинге. Многие начинают заниматься танго благодаря сцене в фильме «Запах женщины», в которой Аль Пачино танцует под танго «Por una Cabeza» — возможно, единственное танго, известное людям в США. Через несколько месяцев эти же люди пересматривают эту сцену и осознают в который раз неограниченные возможности СМИ продать что угодно.

 

Новичкам обычно достаточно двух месяцев, чтобы понять, что это за танец, и именно в этот момент они либо бросают, либо остаются на некоторое время, или получают пожизненную зависимость от танго.

 

Вчера вечером я сидел в клубе «Зеленая мельница» со своими друзьями и заметил очень интересную вещь. Там был парень, который танцевал свинг — очень хорошо, ритмично, грациозно. Он был наполнен радостью и СЧАСТЬЕМ. Этот же парень приходил к нам на занятия танго. Однажды он пропал и больше не приходил. Если честно, я сразу и не заметил, потому что у нас очень большие начинающие группы, и новый набор происходит почти каждый месяц. И тут я вспомнил, что во время уроков этот парень казался грустным. Он не мог двигаться вместе с женщиной, он не мог установить контакт. Его тело не давало ему такой возможности. Он не понимал принципов поворота и объятия. Если совсем уж честно, я решил, что у него просто нет способности танцевать.

 

А вчера я понял. Я был неправ. Ему не нравился «канал» — музыка танго. Он не получал никакого удовольствия от нее. Он очень разумный молодой человек, но его тело не чувствовало энергии музыки. Печальная, меланхоличная мелодия близости, которая есть в каждом танго, просто не соответствовала ему по духу. Ничего в его душе не оживало при звуках этой музыки. Его тело поэтому и не могло реагировать.

 

Когда он танцевал линди-хоп, он был полон жизни, он получал удовольствие, он делал повороты, танцевал в ритм — в этой музыке он нашел свою радость, свое средство выражения.

 

Существует много способов, при помощи которых мы можем выразить себя. У меня это танго. Но это не обязательно долженбыть танец. Несмотря на умение владеть телом, музыка танго — Ди Сарли. Пуглиезе, Троило, Д’Ариенцо, Фреседо, Лауренс, Донато, и т.д. — не для всех, и это нормально, потому что на свете существует 1000000000000 способов найти возможность выразить себя.

 

IMHO

 

 

Оливер

Advertisements